История 16. «Провокации должны быть красивыми»

Просыпаться на гостевом диване в бункере ДПНИ было, по меньшей мере, странно. Голова гудела от недосыпа и выпитого шампанского. Солнце тонкими струйками просачивалось через форточки под потолком вместе с прохладным осенним воздухом. Рядом сидел кот Васька и вонял ароматами улицы, над головой висел флаг ДПНИ.

– Знаешь как понятно по девушке, что она не ночевала дома? Она приходит на работу в той же одежде. — Лёша пытался острить, но мне было не до шуток, я думала о том, что будет делать мой бывший парень, с которым мы всё ещё живём в одной квартире, когда заметит что я не ночевала дома.

Отыскала телефон, который Лёша отключил с вечера, чем поставил точку в затянувшемся разрыве между мной и бывшим, и включила его. 25 непринятых вызовов и 41 смс. Я молча оделась, кое-как накрасилась, пока Лёша уничтожал следы вчерашнего вечера. «Вот что бывает из-за бардака в личной жизни» – подумала я. Мы тихо вышли на улицу и пошли по направлению к метро.

– Чёрт! — Лёша задергался, пытаясь толи исчезнуть, толи сделать вид, что мы с ним только что встретились. Навстречу нам шёл Канурин.

– Здравствуйте, Алексей Иванович, — смущенно произнёс Барановский.

– Здравствуй, молодёжь, — поздоровался Канурин так как будто встретил нас белым днём мирно беседующими на слёте националистов. Я кивнула. Хуже было только потом, когда Канурин у всех на глазах возвращал мне мой шарфик, интересуясь, не забыла ли я что-то еще.

Выходные мы с Мурзом потратили на то, чтобы вычистить квартиру его покойного дедушки в Солнцево, которую я заняла. Она не видела ремонта никогда, минимум старой скрипучей мебели, сервант с миниатюрными сувенирами, огромным фарфоровым орлом и настольными часами, большой обеденный стол посреди комнаты, стулья, раскладной диван с расползающейся выцветшей обивкой и шкаф из тонких фанерок.

Из техники: советский холодильник, который нелепо стоял посреди пустой кухни, чистенький пылесос, им не пользовались видимо потому, что в квартире нечего было пылесосить, и два телевизора — один старый, его я включала всего раз, чтобы посмотреть себя в передаче «Скандалы, Слухи, Расследования», и другой — настоящее ретро, с линзой с дистиллированной водой, которая была прикручена к экрану шурупами и служила для увеличения изображения. Он стоял в углу на табуретках, я пробовала его передвинуть чтоб включить, но ничего не вышло — таким он был тяжелым. Тогда открутила один из двух шурупов, из интереса, линза заболталась на втором шурупе, его открутить я не смогла и вернуть все как было тоже. Телевизор так и остался с болтающейся линзой – чудо советской техники, прародитель плазменной панели, которого коснулась рука современной женщины…

Осень 2006 была насыщенна событиями, митинги устраивали почти каждую неделю: в память об убитой Политковской, в поддержку грузин и т.д. Тогда Путин вовсю травил Саакашвили запрещая продавать в России грузинские вина и минеральную воду, депортируя граждан Грузии на родину и попутно закрывая их казино. Я заставала врасплох официантов в ресторанах, заказывая Боржоми и фотографировала евреев, которые ходили по Москве со значками «Я – грузин». А националисты, тем временем, предвкушали 4 ноября, когда по стране должен был пройти второй по счету Русский марш.

yandex

Сотрудники московской подземки не успевали срывать агитационные материалы мероприятия, некоторые из них были удачно стилизованы под рекламу метрополитена, которая клеилась над схемой метро — её замечали не сразу, поэтому и держалась она долго. Наикреативнеший скандал вызвали объявления, копирующие новую рекламную компанию Яндекса: «Как попасть на Русский марш? Все вопросы к Яндексу». И у прокуратуры Москвы таки возникли к Яндексу вопросы. Креативный отдел ДПНИ под руководством tony_fly работал с полной самоотдачей.

Я тоже внесла свой вклад в подготовку к мероприятию, мы сделали наклейки с изображением карты России, на которой красным фломастером и детским почерком было написано: «Русские, здесь могла бы быть ваша страна!» — выглядело трогательно. Печать наклеек спонсировала организация, которая состояла из двух человек и называлась «Партия Реванш». Скинхэды за один вечер расклеили несколько тысяч моих листовок по всем веткам метро.

Параллельно я поддерживала акцию «Белый бант» против чиновников с мигалками на машинах, которую организовал nomok. Болтая в жж, я случайно возбуждала мужчин на подвиги. Так получалось, что поговорив со мной офисные мальчики, которые просто убивали рабочее время сидя в интернете, вдруг выходили на улицу и совершали поступок.

Об акции «Белый бант» в жж-сообществе belyibant:

Спровоцировано matilda_don.

Для тех, кто не в курсе, сообщаю. С 21-го марта по инициативе «Серебряного Дождя» и лично В.Соловьева проводится акция «Белая Ленточка». Цель акции – поддержать Олега Щербинского, осужденного за наезд на машину губернатора Михаила Евдокимова, и имевшего наглость после этого выжить.

Под эту акцию г-н Соловьев также хочет подвести и свое, сразу скажу, разделяемое мной, недовольство мигалками у ненужных людей, нововведениями в ПДД и самой идеей изменений в ПДД, инициируемых МВД.
Это было лирическое отступление. Как я и обещал очаровательной matilda_don, я всё-таки хочу спасти Россию. И мне кажется, я знаю, как это сделать правильно.

Итак, основные правила:
1. Полностью и 100% законно;
2. Провокации должны быть красивыми;
3. Из-за этой акции не должны страдать люди, но могут страдать враги России.

Итак, эта акция — первая, которую я начинаю. Также позволю себе позаимствовать некоторые элементы акции Сердождя. Очень рассчитываю на то, что я буду не один. Но, даже если и буду – значит, это моя борьба.

Белый бант

Были напечатаны наклейки на машины с лозунгами акции: «Чиновник с мигалкой – позор России», «Мигалка на том свете не поможет» и так далее. Я чувствовала ответственность за происходящее, хотя мне как пешеходу тема была не особо близка. nomok принёс мне их в Государственную Думу, где я зависала последние дни перед Русским маршем.

– Девушка, вы в своём уме?! — удивился охранник из ФСО на проходной, читая нашу агитацию, – А вдруг вы по всей Думе их расклеите? Можно я возьму себе несколько?

Я влюбилась в Государственную Думу РФ с первого взгляда, мне нравились её большие и малые залы, огромный холл, в котором постоянно снимали новости и интервью. Переполненные лифты и пустые лестничные проёмы, куда Лёша затаскивал меня, чтобы поцеловать. Я злилась на него за размазанную помаду, тогда я красила губы в яркие и сочные цвета, носила узкие джинсы и рубашки, расстегнутые сверху на несколько пуговиц. Мне нравилась думская столовая, нравилось просиживать в ней по полдня, болтая с Лёшей о политике.

В тот день к нам за завтраком присоединился Александр Белов, он был толи смущен, толи взволнован.

– Гляди, он щас встанет и не уберёт за собой посуду, — прошептал мне на ухо Лёша. Белов встал и быстрым шагом направился к выходу. Мы с Лёшей переглянулись, и я помогла ему убрать посуду со стола.

– Вообще-то за собой надо убирать, — догнав Белова, сообщил ему Алексей.

– А что я опять не убрал? — как будто искренне удивился тот.

– Даааа. Можно Матильде присутствовать на собрании? — спросил Лёша. Белов обернулся ко мне, лучезарно улыбаясь, и ответил:

– Матильде можно.

– Это закрытое мероприятие, — прошептал Лёша мне, – Там не будет прессы, только ты — тебе доверяют.
Конечно, я понимала, что это не знак доверия мне, это возможность слива информации, в котором был заинтересован Белов. У буфета мы встретили Канурина, который тоже был при всём параде и очень взволнован.

На проведение Русского марша в 2006 году подавали заявки несколько организаций в разные места, в надежде, что хотя бы кому-то разрешат его провести. В проведении марша отказали всем, разрешив лишь митинг Бабурину на Девичьем поле. Сергей Николаевич Бабурин в то время был депутатом и заместителем председателя Государственной Думы. В его просторном кабинете с дорогой мебелью и видом на Кремль прошло собрание националистов. На нем присутствовали: Дмитрий Рогозин, Виктор Алкснис, Николай Курьянович, Андрей Савельев – депутаты, которые не пройдут в следующий созыв. Александр Севастьянов – любимый писатель скинхедов, прямо на мероприятии рекламировавший свою новую книгу с неожиданным названием «Россия для русских!». «Партия Реванш» в полном составе, её лидер, полковник, застрелится в собственной квартире через несколько лет после того мероприятия, возможная причина самоубийства – депрессия. Конечно, присутствовали Александр Белов, Алексей Канурин, Алексей Барановский, Максим Брусиловский и несколько мелких активистов из разных организаций, а так же Алексей Навальный.

Алексей Канурин и другие неофициальные лица

Во главе стола усы Канурина, ухо Барановского и борода Белова

В Навальном не чувствовалось агрессии, тщеславия и лидерских замашек, он казался простым смелым молодым человеком, которому не всё равно, как будто он пытается понять что происходит вокруг и попытаться изменить мир к лучшему. Сейчас я не знаю, что это за человек, последний раз мы общались, когда посадили Тесака, и я призвала его фанатов оказать помощь своему кумиру. Навальный тогда написал мне в аську: « Матильда, и ты туда же :( » – видимо он был расстроен общественным порицанием за то, что посадил парнишку. Но этот инцидент не заставил меня хуже думать об Алексее, он сделал то, что считал правильным на тот момент и, уверена, что быстро пожалел об этом. Мне неприятен тот, кто остался за кулисами спектакля, такие люди часто подбивают на неверные поступки, за которые нам приходится оправдываться потом всю жизнь…

– Что ты здесь делаешь? — Навальный наклонился ко мне совсем близко. Я просто улыбнулась вместо ответа. Он нервничал, так как не хотел светить своё присутствие на заговоре думских «фашистов». Я думаю, ему обещали анонимность, ведь тогда Алексей еще состоял в либеральной партии «Яблоко», впрочем из которой вскоре вылетел. Не хватало на мероприятии только Станислава Белковского, который поддерживал объединенную националистическую оппозицию инкогнито, морально и немного материально. В то время Стас имел надежду создать мощную оппозиционную силу, объединив националистов с либералами, и подбирал харизматичного лидера для этой затеи. Навальный был одним из кандидатов.

Алексей Навальный и лысые мужчины

Алексей Навальный и лысые мужчины: Александр Севастьянов и Николай Курьянович

После того, как Рогозин бросит финансировать объединенный правый сектор и свалит в Брюссель на должность представителя России в НАТО, Алексей Навальный выйдет на арену с посылом: «Спокойно! Никому не расходиться!». Но радикальным националистам, и без того недовольным наличием в движении еврея Милитарёва и теневого манипулятора Белковского, кандидатура Навального не понравится. Правая оппозиция снова разойдется по своим мелким организациям. ДПНИ вообще расколется на две части. Белов, которому казалось, что звёзд можно уже коснуться рукой, окажется в луже, в которой звёзды лишь отражаются. А Навальный станет самым популярным в России оппозиционером-камикадзе. Но это все будет позже, гораздо позже, пока шёл лишь 2006 год, русский правый сектор был на подъёме, мы все мечтаем и верим…

Дмитрий Рогозин и Правый сектор

Дмитрий Рогозин недолго тогда поуправлял русским Правым сектором, убыв в Брюссель

Продолжительные споры «заговорщиков», организаторов РМ-2006, породили план, который мне казался легкомысленным, опасным и малореальным. Тем же вечером я выложила секретные дорожные карты в интернет, где тут же начался скандал по этому поводу. Организаторов Русского марша обвиняли в том, что они готовы ради собственных амбиций рисковать людьми, называли их убийцами, палачами и, конечно, фашистами. Громче всех скандалил haeldar. Для него жж был трибуной одного человека, на которой он высказывал своё мнение по любому вопросу, горячо с приведением множества, множества аргументов.

План был такой: все собираются в метро, на кольцевой ветке, и начинают ездить по-кругу, «символизируя вращение коловрата» — как об этом потом написали СМИ. Затем все неожиданно выходят на разных станциях, приближенных к Девичьему полю, и маршем двигаются на митинг. Надо сказать не всех акционеров радовала такая перспектива. Илья Горячев – еще один помощник Николая Курьяновича считал что план хороший, для основной массы правых, но опасен для таких ценных кадров как он и я, поэтому накануне уговаривал меня не спускаться в метро. И он был не одинок.

Приближался день Икс. Федор Мотузный, как руководитель отдела, выдал мне довольно жесткую инструкцию, которой должны были следовать все члены ДПНИ до самого мероприятия и во время него. Единственный пункт, который из неё я выполнила – не ночевать дома перед Русским маршем.


«    |    »