История 18. «Второе дыхание»

Осенью 2006-го я опять была безработной. А после того, как Белов в эфире центрального телевиденья сказал, что из-за Русского марша было уволено несколько журналистов, но назвать он может только Ольгу Касьяненко, предлагать работу мне почему-то не торопились. Всё мои знакомые днём были заняты, поэтому я спала до обеда, а кофе пила за ужином. От всех этих переживаний я снова начала курить, сидя на кухне на подоконнике.

С другой стороны, я получала удовольствие от того что, наконец, живу одна. Мурз увесил все стены квартиры патриотическими плакатами, и назвал её вторым штабом КБ. На стеклянную дверь кухни я приклеила портрет эпического Белова с Русского марша-2006.

Финансовая дыра в личном бюджете стала пропастью, когда у меня в метро рука кавказской национальности вытащила из сумки кошелёк. Денег он украл немного: все что были, а заодно проездной, скидочные карты и пустую кредитку. Самое дорогое, что там было, это сам кошелёк Gucci. В тот вечер я встречалась с Фёдором в каком-то пафосном ресторане, где была встреча и у Белова с нацболами, поэтому весь зал был забит ДПНИшниками – «пнями» как называли их в ЖЖ.

Федор был простужен, пил лимонный фрэш.

– Что ты будешь?

– То же самое.

– Ты будешь свежевыжатый лимонный сок?! — удивился он.

– К делу! — я была расстроена и растеряна, деньги кончились даже на телефоне, но я скорее бы пошла пешком домой через всю Москву, чем призналась в этом Федору.

– Что ты делаешь завтра?

– Ничего, я же безработная.

– Отлично, поедешь в Тверь.

– Вообще-то… не поеду.

– Белов оплатит расходы.

– Деньги сейчас.

– Подожди минутку, — Фёдор подошёл к столику Белова и вернулся со ста долларами в руках.

Я потянулась за ними, но он быстро спрятал купюру в карман.

– Получишь завтра в 6.30 утра перед поездом.

– Да ты просто эксплуатируешь меня! — вспылила я.

– Тише! — зашипел Фёдор, оглядываясь по сторонам. Нацболы притихли и посмотрели в нашу сторону.

– Пошёл ты! — я встала и быстро пошла к выходу…

Ленинградский вокзал утром это всё равно, что Ленинградский вокзал днём – так же много озлобленных людей с баулами, которые куда-то бегут, задевая, или специально пиная тех, кто идёт налегке и никуда не торопится. Тут действует закон силы: у кого больше сумка – у того больше прав на хамство. Запах пирожков, сигаретного дыма и разлитого пива, ларьки со жвачками и чипсами, бездомные животные, бомжи, переполненные урны, лужи чего-то липкого. Только утром еще и холодно, и хочется спать.

– Привет Матильда!

У Сергея Загатина всегда было хорошее настроение, что ему Ленинградский вокзал в 6 утра после семи лет колонии.

– Мы едем вдвоём, ты рада?!

– Неожиданно.

– Отлично проведём время! Вот и наша электричка.

В Тверь!
Матильда едет в Тверь :)

Дорога до Твери из центра Москвы занимает всего два с половиной часа, но я и представить себе не могла, что это время может быть настолько медленным, сырым и тяжелым. Как большинство российских городков Тверь – отвратительное место: грязные улицы, убогие здания, прибавьте к этому мерзкую погоду и недосып, и проникнитесь настроением с которым я вышла из вокзала. К тому же приходилось почти бежать за Серёжей, который радовался прекрасному морозному утру и чудесному провинциальному городу. Мы позавтракали в заведении, которое было похоже на буфет мелкой государственной конторы, я рискнула там съесть нечто похожее на булочку и сделать глоток того, что в меню значилось как «кофе».

– Заказывай, не стесняйся, контора платит! — веселился отварным сосискам Загатин.

– А наличными нельзя?

– У нас целый день впереди, еще проголодаешься.

В нашу задачу входило снять мероприятие, организованное местной администрацией на котором выступали какие-то русофобы-либералы. Суть я не помню, не уверена, что вообще её уловила, помню только школьниц в желтых футболках, которые представляли собой молодёжную организацию главы администрации Твери – они служили украшением мероприятия. Влиятельным мужчинам необходимо иметь дорогие игрушки, которыми он сможет похвастаться на людях.

Собрание мы снимали на любительскую камеру Белова. Потом снимали каких-то сумасшедших учёных. Обедать отправились в заведение чуть пониже классом того, в котором завтракали. Это была пивная, интерьер которой трудно было разглядеть из-за устойчивого сигаретного дыма. Внутри были столики на длинных ножках, залитые пивом. Возле них небольшими компаниями стояли потрепанные мужики алкоголичного вида. В воздухе витал резкий запах перегара в букете с ароматами пива, рыбы и курева.

– Что ты будешь? — спросил меня Серёжа так, как будто мы зашли в студенческую столовку.

– Ничего, — стараясь не упасть в обморок, ответила я.

– Этот кабак в точности такой, как в Москве «Второе дыхание», не была там? В нем даже искусственные цветы вянут, — продолжал впечатлять меня он.

А я пыталась понять, что это шутка, или его попросили издеваться надо мной целый день.

Загатин взял себе 100 грамм водки, пирожок и заговорил с мужиком, который выглядел так будто провёл здесь последние десять лет. Я, боясь, что дублёнка моя проникнется духом этого места, и её придётся выкинуть, вышла на воздух.

Впечатления от поездки не очень отличались от тех, что были у меня от собственной жизни: вокруг меня происходило что-то радостное и значительное, что опьяняло всех причастных к этому большому и светлому происходящему, всех кроме меня. Мне было холодно, голодно и неприятное чувство от того, что всё это плохо кончится, которое подступало комком к горлу и вызывало депрессию и рвотный рефлекс.

Когда ноги совсем окоченели от стояния на одном месте, Сергей вышел, как всегда радостный и восхищённый, и мы отправились на вокзал. В электричке я оттаяла и имела неосторожность уснуть на плече у Загатина, что дало ему повод на следующий день написать в ru-politics: «Переспал с matilda_don».

В Тверь!
И Сергей Загатин тоже :)

В Москву мы вернулись поздно вечером и поехали в бункер ДПНИ сдавать аппаратуру. Фёдор нас ждал, он сказал, что завтра отснятый репортаж надо будет смонтировать мне, и познакомил меня со Славой, который поможет в этом. Загатин же с энтузиазмом рассказывал Белову о нашей поездке, о том, как ему понравилось со мной работать, что мы отличная команда. Саша смотрел на меня и улыбался:

– Тебе тоже понравилось работать с Сергеем? — это было так жестоко задавать подобный вопрос в присутствии Загатина. Я просто улыбнулась и попыталась скрыться бегством в другой комнате.

– Матильда, привет! — тут меня настиг Канурин, – Барановский сегодня опять оставил немытые стаканы из-под шампанского. Пришлось утром за ним убирать.

Я попыталась сбежать и от него, не совсем понимая на что он намекает, но догадываясь, что мне это должно не понравиться. Алексей Иванович взял меня за руку и почти силой подвёл к умывальнику: «Видишь стаканы? Это Барановского». Канурин очень серьёзно посмотрел мне в глаза: «Ты понимаешь, о чём я говорю?» — я перевела взгляд с него на грязные стаканы, точно такие же из которых пила шампанское совсем недавно сама – на одном из них был след от губной помады. Я вырвала руку и быстро пошла к выходу. «В следующий раз убирать стаканы не будем, просто выбросим!» — зачем-то кричал мне в след Канурин.

Я вышла на улицу и побрела в сторону метро. Устала и замёрзла. Всё, что меня окружало, казалось сплошным кошмаром.

– Матильда! — меня догонял Фёдор, – Ты куда убежала? Мы там как раз говорили насчет тебя. Какая тебе нужна зарплата, чтобы ты согласилась на нас работать?

– Тысяча долларов.

– Это много, боюсь, тогда мы не сможем себе тебя позволить. Сейчас мы выбираем между тобой и Туганбаевым.

Популярному пользователю ЖЖ Аскару Туганбаеву (tuganbaev) предлагали делать ДПНИ-ТВ, но видимо не сошлись в цене вопроса. Буквально через короткое время он займётся продвижением ресурса Rutube.ru. Растолстеет и зазнается.

– Мне всё равно, я за меньше не проживу.

– Дааа. Может тебе замуж выйти?

– Зачем?

– Чтоб муж тебя содержал, а ты на нас бесплатно работала, — по улыбке Фёдора трудно было понять, шутит он или говорит серьёзно.

– Меня замуж не берут.

– Ну тогда просто найди мужика, чтоб содержал. В Движении столько хороших парней. Или тебе помочь?

– На панель толкаешь?

– Денег жалко.

Навстречу нам шёл Лёша. Я сделала вид, будто не знаю его.

– Привет, куда вы идёте? — он сразу почувствовал моё настроение, – Матильда, не могла бы ты задержаться на минутку, мне надо с тобой поговорить, я тебя проведу.

– Нет, — я демонстративно взяла Фёдора под руку, который расплылся в улыбке как мартовский кот, и пошла с ним дальше.

– Матильда! Матильда! — Лёша кричал мне вслед.

Это было так мелодраматично, то как я уходила от него – не хватало еще густого тумана и одинокого фонаря.

Дома я нашла в холодильнике бутылку пива, в шкафу открытые чипсы, сделала себе ванну и отключила телефон, который постоянно звонил и присылал смски от Лёши. Мне было обидно, понятно что никто никому ничего не обещал, наши отношения даже нельзя было назвать отношениями, мы просто несколько раз занимались сексом, и после каждого раза я говорила, что это был последний раз. И всё равно, было неприятно, я принялась себя жалеть.

На следующий день ко мне завалился Фёдор, он сказал, что инвесторы согласились платить мне мою зарплату, и чтобы я писала список того, что мне нужно для запуска ДПНИ-ТВ. Я, не веря что всё это происходит наяву, написала список самого лучшего видео-оборудования, включив в него всякие приятные мелочи и карманные деньги на расходы. Фёдор подписал смету у инвестора, который без торга выделил бюджет на все мои запросы и капризы. В помощники мне дали Славу. Я сидела на полу в своей квартире и разбирала коробки с доставленной техникой, дорогущими камерами и самыми современными микрофонами, Слава и Фёдор, возились с проводами – так начался проект ДПНИ-ТВ.

tor85 в своём ЖЖ прокомментировал новый этап моей жизни: «Матильда докатилась».


«    |    »