История 7. Джинсовая революция

23 февраля 2006 года я проснулась рано утром. На улице была оттепель, снег таял, превращаясь в кашу из молотого льда. Я чувствовала себя маленьким человеком в большом бокале Маргариты, пробираясь от метро Китай-город к Белорусскому посольству. Ранее я уже успела посетить марш коммунистов, который прошел по Тверской улице от площади Маяковского до памятника Пушкину, и теперь торопилась на мероприятие, которое готовил центр «Анти-НАТО». Перед посольством республики Беларусь растягивали транспаранты Халдер, Рич, Данилин, Нестерович (известный в жж как golosptic) и еще парочка камрадов. Цель мероприятия была – поддержать Александра Григорьевича Лукашенко перед предстоящими выборами.

embassybel
23 февраля 2006 года. Митинг в поддержку А.Лукашенко у Белорусского посольства в Москве

Среди лозунгов, представленных на плакатах, были и цитаты известных политиков, такие как: «.банем по Тбилиси!» (первую букву на плакате зарисовала цензура). После того, как наш немногочисленный пикет и мой эмоциональный поздравительный комментарий в адрес президента Беларуси сняло белорусское телевидение, мы свернулись и пошли в центр отмечать праздник.

На подобных гулянках я обычно была единственной женщиной и пила исключительно апельсиновый сок. Снова протянув шоколадку Ritter Sport, Халдер сделал мне предложение, отчего меня охватил ужас, что я никогда не выйду замуж. Павел Данилин рыдал горькими слезами у меня на груди жалуясь на то, что создал этот проклятый центр, чтоб ребятам было где встречаться и общаться, а они называют его кремлядью и не ценят души стремительный порыв. Спиртные напитки заканчивались, закуски сохли, пепельницы обрастали окурками. Наконец появился обгорелый Чорный с бутылкой коньяка и вызвался проводить меня к метро. По дороге он взял меня за руку и неожиданно предложил выйти за него замуж. Но в отличие от предложения Халдера оно имело хоть какой-то смысл — мне нужно было российское гражданство, а самый простой способ получить его – брак с россиянином. Ради этого Чорный даже развёлся с женщиной, с которой давно не жил.

— Ну не Халдеру же мне позволить на тебе жениться, – веско закончил он свою речь.

Это звучало убедительно, я вынуждена была согласиться.

* * *

Тем временем в Беларуси готовились к выборам президента. Батька в нарушение Конституции шел на очередной срок. У него было два соперника: Александр Милинкевич, которого называли выкормышем «черной руки Запада» и Александр Козулин – бывший ректор Белорусского государственного университета.

Вечному президенту Беларуси удалось то, что не сумел сделать ни один правитель на постсоветском пространстве. Он сумел удержать стабильную ситуацию в государстве после распада Союза, уберечь экономику от кризиса, сохранить научную и военную базы, сельское хозяйство, текстильную промышленность и машиностроение. Он единственный, кто не присваивал российские деньги, которые вливались в Беларусь, а направлял их на развитие страны. Позже это явление приобретет название «Белорусское чудо».

Но, будучи человеком несовременным, Батька упустит молодежь, которая не будет хотеть жить в месте, где время остановилось. Через пятнадцать лет после развала Союза в Минске откроется компьютерный центр, и новая библиотека, но по вечерам молодежи по-прежнему некуда будет пойти. Текстильная промышленность начнет выпускать яркие коллекции качественной одежды по доступной цене, но хипстеры и эмо-девочки не смогут подобрать наряды для себя. Молодежь в Беларуси будет по-прежнему хотеть носить импортные штаны и жевать импортные жвачки. Эту карту и будут разыгрывать лидеры оппозиции.

Фундаментом под «Джинсовую революцию» послужит база, наработанная в Украине. Возобновят свою работу схемы по привлечению активистов, передаче информации и организации мероприятий. В интернете заработают революционные форумы, сообщества и рассылки. Активисты из России и Украины возглавят молодёжные ячейки в Беларуси. Но оппозиционное движение встретит сопротивление даже среди неправительственных организаций, которые выступят в защиту Лукашенко. Члены белорусской НБП будут совершать налёты на Милинкевича и его сторонников во время агитационных мероприятий. Борьба пойдёт на улицах и в интернете.

Тут пригодится опыт «Красного Блицкрига» и я, как его активист, буду активно помогать сторонникам Батьки, за что получу в списках, подготовленных командой Милинкевича определение – «русская журналистка, антибелорусская сволочь». И буду удостоена качественного флэшмоба «белоопов» у себя в жж…

В Беларуси переворот не удастся по причине того, что значительная часть населения поддерживает Лукашенко, и президенту, практически, ничего не придётся для этого делать. Разве что заварить канализационные люки на центральной площади.

* * *

После обильного снегопада началась весна, я в белой блузке и узкой, чуть ниже колен, малиновой юбке с разрезом, вышла из машины, подав руку Чорному.

— Стойте! – мой бывший выскочил с водительского места и догнал нас, — Вот, возьмите это для достоверности. Он протянул обручальные кольца из желтого золота, с ободком из белого.

Чорный примерил мужское на свой палец — кольцо не двигалось дальше середины пальца. Моё было мне как раз впору, оно покупалось для меня, когда мой парень, боясь, что я от него уйду, сделал мне предложение, но дальше этого дело не пошло. Я подумала, что мне не суждено выйти замуж за любимого и жить с ним долго и счастливо. Чорный, будто поняв моё настроение, сказал:

— Я куплю тебе другое кольцо, Хвостик, – и поцеловал меня в лоб. Так он и сделает позже. У порога ЗАГСа мы остановились.

— Извини, Хвостик, я не буду выносить тебя оттуда на руках, это будет странно.

Я рассмеялась и на глазах у меня появились слёзы. Мы договорились никому не говорить об этой нашей тайне. Фамилию, разумеется, я оставила прежней.


«    |    »